Тема дня Отчего плачут китайцы?
Отчего плачут китайцы? PDF Печать E-mail
Всякая всячина
05.05.2011 01:00

В марте стартовал новый сельскохозяйственный сезон. А вместе с ним к проверке полевых станов приступил Россельхознадзор. В один из таких рейдов вместе с инспекторами уссурийского отдела отправился корреспондент «ВВ». И выяснил, что большинство из почти ста  станов, расположенных в Уссурийском городском округе, представляют такое жалкое зрелище, что без слез не взглянешь.

Китайцы на выдумку хитры

В последнее время гастарбайтеры все чаще жалуются, что сотрудники Уссурийского отдела ветеринарного и фитосанитарного надзора предъявляют к ним слишком жесткие требования. И даже грозят, что, если инспекторы не ослабят «хватку», китайские бригады навсегда покинут пределы Приморья. Уедут возделывать землю где-нибудь в Ставропольском или Краснодарском краях. Мол, там более гуманны к скромным труженикам из Поднебесной.

Честно говоря, в это верится с трудом. Задача у всех отделов Россельхознадзора одна. Никто и никогда не станет закрывать глаза на использование китайцами в овощеводстве нелегальных семян, запрещенных на территории России пестицидов и агрохимикатов, на загрязнение ими рек и пашни.

С другой стороны, пользы от гастарбайтеров тоже немало. Не будь их, большинство полей давно бы заросло сорняками, вредными амброзией и повиликой. Своих аграриев в селах практически не осталось. А так хоть кто-то землю-матушку пашет. Печально все это, конечно, а куда денешься? Видимо, пройдет еще немало лет, прежде чем уровень жизни в селах вырастет настолько, что сюда из города потянутся специалисты. А пока вся надежда на Россельхознадзор, который не дает расслабиться китайцам, как говорится, ни днем ни ночью.

Со мной в служебной машине трое - главный государственный инспектор Ю.В. Болдырев и его коллеги А.Б. Крапивницкий и Е.А. Лищишин. Профессионалы своего дела, работают в   команде не первый год и понимают друг друга с полуслова. От таких запрещенные препараты и семена не утаишь.

- Когда мы только начинали работать, было куда проще, - говорит Евгений Александрович. - Китайцы ничего не прятали, все было на виду. Приехали, запротоколировали, наказали. Другие давно намотали бы на ус и старались больше не нарушать российские законы, но только не гастарбайтеры. Они теперь с нами в кошки-мышки играют. С каждым годом придумывают все более изощренные способы скрыть запрещенные препараты.

Мы не раз находили схроны в лесу, канистры из-под машинного масла с химикатами, а однажды извлекли около 200 килограммов химикатов из стога сена. Потом был случай, когда китаец пытался выдать пакетики с пестицидами за свою национальную приправу. Даже проглотить его собирался, лишь бы мы поверили. Еле уговорили этого экстремала не рисковать.

После атомной войны

Первая остановка на полевом стане, расположенном в окрестностях села Загородного. Земля принадлежит Уссурийскому аграрному техникуму, китайцы ее арендуют. Узнав о визите инспекторов, гастарбайтеры разбегаются в разные стороны. Не прошло и пары минут, как полевой стан опустел. Впрочем, моим спутникам и так все ясно. Ю.В. Болдырев рассказывает, что они приезжали сюда месяц назад. Тогда территория тоже напоминала помойку, и китайский бригадир клятвенно обещал, что в кратчайшие сроки приведет ее в надлежащий вид.

- Пожалели, на первый раз сильно наказывать не стали, - хмурится главный государственный инспектор. - Как видите, ничего так и не сделано. Не полевой стан, а трущобы после атомной войны. Везде валяются пленка, отходы, детали от сельхозмашин. Грязь, вонь. На берегу реки стоит мотопомпа для полива рассады в теплицах. Прямо на земле, без поддона, в луже масла и солярки, которая стекает в воду.

- Минеральные удобрения хранятся в полуразрушенном складском помещении рядом с фуражной кукурузой и луком, - дополняет коллегу А.Б. Крапивницкий. - Тут же свалены в кучу колеса, какие-то тряпки, мешки с опилками, картонные коробки.

Общий вывод - захламление и загрязнение земельного участка отходами производства и потребления. Последней каплей стала куча сеток с гнилой свеклой, обнаруженная в соседнем овраге. Запах такой, что глаза слезятся. Но местному стаду коров он явно нравится. Буренки неспешно угощаются сомнительным лакомством. Дикое зрелище - корова, изо рта которой свисает зеленая сетка с гнильем. Причем вид у «тары» уже настолько измочаленный, что делаем вывод -  часть сетки попала в желудки животных. Так и до заворота кишечника недалеко.
Через полчаса телефонных переговоров  инспекторам наконец удалось связаться с руководством полевого стана. Вскоре приезжает китаянка Нина. Объяснив «куне», чем чревато дальнейшее столь наплевательское отношение к российским законам, мои спутники приглашают подданную Поднебесной явиться завтра утром в отдел. Там будет составлен административный протокол и продолжено разбирательство.

Собака бывает кусачей

Несемся по полям в сторону Борисовки. Мимо мелькают несколько станов. Инспекторы говорят, что недавно на них были, здесь все в порядке. Относительном. Идеальных станов, по словам моих спутников, в Уссурийском городском округе нет. Другое дело - Октябрьский район. Здесь есть бригады, которые содержат свою территорию в чистоте. У нас подобного добиться, увы, пока не удается. Хотя, если сравнивать с тем, что творилось на уссурийских полях два-три года назад, сейчас здесь «город-сад».

Впереди - два стана, расположенных на противоположных берегах небольшого искусственного водоема. Китайцы не разбегаются, но и не понимают, что толкуют им проверяющие. Единственное, что удается выяснить, - «капитана» в Уссурийске. Впрочем, особых претензий у инспекторов к этим бригадам нет. Металл сложен в отдельную кучу, дрова и уголь - тоже. Бочки с топливом стоят на поддонах. Мусора на территории нет. Конечно, если не ограничиваться поверхностным осмотром и копнуть глубже, нарушения наверняка найдутся. Но мы решаем не терять времени. Впереди еще несколько стоянок.

Следующая наша цель - бывшие земли колхоза «Коммунар». Сейчас они в долевой собственности. И тоже сдаются китайским бригадам. Лихо влетаем на территорию одной из них. Машину моментально окружают штук десять дворняг. Скалят зубы, шерсть дыбом, лают, но не трогают.

- С псами у нас натянутые отношения, - улыбается Е.А. Лищишин. - На этих не обращайте внимание, мелюзга. Помню, как-то на одном стане на нас кинулась целая стая «кавказцев». Следы от зубов на бампере до сих пор остались, брызговики оторвали. Мне собака в пятку вцепилась. Хорошо, что кожа на ботинке толстая, не прокусила. Болдыреву повезло меньше, ему брюки на колене в лохмотья изорвали.

Китайцы ведут себя странно: некоторые как ни в чем не бывало продолжают работать, остальные прячутся за теплицами. «Капитана», естественно, нет. Он, как нам объясняют, сейчас в Китае. На удивление, с ним легко удается связаться по сотовому телефону и вызвать на серьезный разговор в отдел Россельхознадзора. А все потому, что А.Б. Крапивницкий обнаружил на стане спрятанные упаковки от голландских семян белокочанной капусты. Вообще-то их применение разрешено на территории России. Но на пачках - китайские иероглифы, значит, семена приобретены не здесь, а нелегально привезены из Поднебесной.

Вскоре выясняется и причина панического бегства нескольких гастарбайтеров. Помощник «капитана», довольно сносно изъясняющийся на русском языке, выносит из барака пачку паспортов рабочих. Налицо нарушение - документы должны находиться у гастарбайтеров, а не под замком. Плюс нескольких паспортов не хватает. Как раз тех самых рабочих, что прячутся за теплицами. Одного из беглецов удается поймать. Совсем еще молодой, трясет лохматой головой, но ничего объяснить не может. За него вступается помощник бригадира: мол, документы на оформлении, скоро будут готовы.

Инспекторы Россельхознадзора обязательно заглянут сюда через неделю и проверят. Уже в машине вспоминают случай, когда также гонялись за китаянкой, которая, поняв, что скрыться от проверяющих не удастся, залезла между матами, которыми гастарбайтеры накрывают теплицы. Но эти лежали на земле. Сначала инспекторы ее не заметили и пару раз прошлись прямо по женщине. Китаянка терпела, молчала, но потом все равно вылезла. Дальше с ней разбиралась уже миграционная служба.

Высоко сижу, далеко гляжу

В этот день мы посетили еще несколько полевых станов. Больше всего запомнился последний. Во-первых, удивительным спокойствием гастарбайтеров в то время, когда с дальней стороны к их постройкам подбирался пал. Огонь то затихал, то разгорался снова. Дым клубами, но китайцы, казалось, его не замечали. Хотя, судя по пепелищу среди теплиц, недавно горели.

А во-вторых, поразил местный туалет. Гастарбайтеры сколотили «клозет» между стволов нескольких деревьев на высоте двух метров. Чтобы добраться до заветного «гнезда», нужно пробежать по двум узеньким доскам. Без акробатической подготовки такой подъем не осилишь. А китайцам хоть бы что. При нас туалет несколько раз «занимали»...

Что касается нарушений, то здесь все более-менее нормально. Инспекторы остались довольны. Сегодня - все, но завтра им снова предстоит дальняя дорога. До середины лета сотрудники Уссурийского отдела Россельхознадзора должны объехать все полевые станы не только нашего округа, но и соседних районов.

Михаил КОСАЧ.