Испытано на себе Как наши люди были в Париже
Как наши люди были в Париже PDF Печать E-mail
Всякая всячина
28.06.2012 01:00

Поездка в Париж для нашей коллеги Галины Нестеренко стала сюрпризом. Приятно получать такие знаки внимания от любимого супруга, тем более если вместе уже много лет.
Первая растерянность - одиннадцатидневный автотур предстоял сразу по нескольким городам Европы - быстро сменилась кипучей деятельностью по подготовке к предстоящему турне.

Автобус тронется…

Покорение Европы четой Нестеренко прошло успешно. Многочисленными экскурсиями, проживанием в комфортабельных отелях, питанием, как входившим в прайс (завтраки), так и индивидуальным (в кафе, бистро), а также ужином во французском ресторане, где русских туристов решили удивить экзотическими блюдами местной кухни, супруги остались довольны. А уж впечатлений - масса!

С удивлением уссурийцы узнали, что в их группе (43 человека - полный туристический автобус плюс руководитель да еще экскурсовод, который менялся в каждом городе) москвичами оказались далеко не все. В «набег» на Париж отправлялись россияне из Ростова и Орла, Сургута и Екатеринбурга, Тюмени и Новосибирска и даже пара земляков-дальневосточников из п. Барабаш.

Самолетом приморцы добрались до Москвы, где на Белорусском вокзале был назначен общий сбор. Поездом - до Бреста, а там уже пересели в удобный автобус, ставший их «домом» на время частых, но недолгих (Европа-то с необъятными российскими просторами не сравнится!) переездов.

Пересечение границы с Польшей вызвало легкий шок. В отличие от привычной для нас нервотрепки на переходах с КНР, здесь на все про все потребовалось около получаса. Улыбчивый пограничник зашел в салон, собрал паспорта и через 20 минут вернул их уже со штампами, поздравив при этом имевшуюся в группе именинницу с днем рождения. Из автобуса туристы даже не выходили.

На ПМЖ - только в Германию!

Если бы пришлось выбирать, то Галина Нестеренко хотела бы жить в Германии. Но не в огромном, переполненном людьми и транспортом Берлине или Дрездене, а в небольшом городе, тихом и уютном. Например, в таком, как Билефельд (переводится как «белое поле»).

Конечно, столица поразила размахом, многочисленными памятниками архитектуры. На то, чтобы пройтись по магазинам и пообедать, россиянам дали всего 1,5 часа. Восточная часть Берлина показалась очень красивой, а западная невольно наводила на мысль, что в ФРГ строили совсем мало и без особых изысков.

Никогда не думала Галина Николаевна, что накануне 9 Мая собственными глазами увидит Рейхстаг, побывает в Трептов-парке у памятника русскому воину-освободителю. А вот Берлинская стена ни толщиной, ни высотой не поразила. Вся она разрисована-раскрашена и интересна разве что длиной да символическим значением рубежа, который десятилетиями разделял единую теперь страну. Зато в Веймаре туристам особенно приглянулся памятник Гете и Шиллеру, не позировал возле него разве что ленивый.

В Германии, как и в польских городках, приводили в восторг частные домики - маленькие, аккуратненькие и все разные. Одинаковое у них только одно: перед каждым - огромная зеленая лужайка, фигурно подстриженные хвойники, живые изгороди (вместо российских кирпичных или глухих металлических заборов), украшенные геранями лестницы и балкончики. Так и хочется в таком пожить! Цвели каштаны, и в воздухе витал не только их аромат, но и особый дух патриархальности, от которого невозможно было отделаться.

Ее Париж

Когда речь заходит о родине Дюма и Бальзака, Гюго и Золя, большинство из нас вспоминает знаменитую фразу Ильи Эренбурга «Увидеть Париж и умереть». Некоторые дополняют ее: «…от восторга».

Но, побывав за оградой Версаля, пройдя по залам дворца, где ступала нога «короля-солнца», поднявшись на смотровую площадку одного из главных символов французской столицы - Эйфелевой башни, ощутив под пальцами шероховатую поверхность Триумфальной арки…, «половодье чувств» не захлестнуло нашу путешественницу.

Может быть, потому, что то и дело обескураживали какие-то мелочи. Например, почти трехчасовая экскурсия по Лувру (фотографировать, как и в Версале, было запрещено) и интереснейший рассказ гида потускнели из-за невозможности пробиться сквозь плотные ряды посетителей поближе к «Джоконде» Леонардо да Винчи. Рамы известных на весь мир полотен покрывал заметный даже на глаз слой пыли. В общем, по чистоте сравнение с городами Польши, Германии и Бельгии оказалось явно не в пользу Парижа.

На улицах совсем не было видно коренных парижан. Вместо семейных пар с детьми на газонах располагались не совсем опрятные, вызывающие недоумение своим поведением личности. Навстречу россиянам, кроме иностранцев, попадались по большей части представители африканского континента и арабы.

Кстати, только в столице Франции сопровождающие раз за разом настойчиво напоминали туристам об осторожности, дабы они не стали жертвами воров. Во время подъема к одному из соборов прямо на лестничном марше темнокожий абориген сдернул бейсболку с супруга Галины Николаевны. Понадобилось вмешательство переводчика, чтобы вещь с неохотой вернули законному владельцу.

Зато огни ночного Парижа и особенно посещение кабаре «Мулен Руж» заметно улучшили настроение путешественников. Во-первых, многолюдная очередь зрителей, которая перед началом представления вытянулась вдоль улицы чуть ли не на километр от входа, оказалась в здании уже через 20-25 минут. Во-вторых, никто при этом не рвался вперед, наступая на ноги и расталкивая окружающих.

И, наконец, приятно было сидеть в уютной обстановке за столиками, сервированными шампанским, в то время как на сцене причудливым калейдоскопом сменялись номера и костюмы выступавших, удивляться их до невероятности слаженным и отточенным движениям и от всей души аплодировать.

Хруст
французской булки

На третьи сутки парижской жизни сказалась, видимо, до краев насыщенная программа пребывания. Поэтому поездке в Фонтенбло чета Нестеренко предпочла неторопливую прогулку по городу с отдыхом в летних кафе, дегустацией ароматного кофе и хрустящих круассанов.

Спустились в метро. В нем, в отличие от московского, не обнаружили никакой помпезности, а вот серости и криминальных личностей хватало. На светлый костюм Галины Николаевны многие оборачивались.

С парикмахером, говорящим еще и на английском, поняли друг друга без переводчика благодаря фразам, которые перед посещением салона путешественница выписала из русско-французского разговорника. Мытье головы, укладка феном с пенкой и лаком, с использованием двух массажных (разной величины и только из упаковки) расчесок обошлось в 18 евро (720 рублей). А вот стрижку нашей путешественницы мастер раскритиковал. Сказал, что длинные пряди волос на висках уже не в моде. Поэтому, вернувшись в Уссурийск, эту деталь пришлось подкорректировать.

В огромном супермаркете, расположенном возле гостиницы, супругам Нестеренко бросилось в глаза, что местные жители покупают много продуктов. Люди набивали вместительные корзины доверху, на кассах все это перекладывалось в объемные пакеты (маленьких не было и в помине) или в безразмерные сумки из мешковины. Подавляющее большинство покупателей расплачивалось картами. Обслуживание было на высоте: то и дело со всех сторон доносилось любезное «мерси!».

Отложились в памяти узкие парижские улочки с односторонним движением, вымощенные брусчаткой, ажурные решетки на окнах (никаких застекленных балконов!), отсутствие зелени и прогулка на кораблике по вечерней Сене.

Что в облике
тебе моем?

Кроме Парижа, не менее сильное впечатление на приморцев произвели блистательная столица Евросоюза - бельгийский Брюссель, как в старой, так и в современной его части; городок Веймар, сошедший, казалось, со страниц сказок братьев Гримм; строгий Дрезден со степенно несущей свои воды Эльбой, знаменитой на весь мир картинной галереей (вот где царила почти стерильная чистота!), и, конечно, Амстердам, не признающий никаких ограничений, переполненный велосипедами и изрезанный каналами.

В столице Страны тюльпанов соблазнов для русских туристов было предостаточно: экскурсия на алмазную фабрику, катание на катере, прогулка по улице красных фонарей. Ее, впрочем, хотят закрыть. А пока представительницы древнейшей профессии, преимущественно топлес, предлагают всем желающим свои услуги. В торговых киосках и лотках могут попотчевать выпечкой не только с маком. Ведь в Нидерландах проституция и наркотики легализованы.

Вдоволь насмотревшись на рыхловатых, с пивными животиками немцев, блеклых, без косметики, обыкновенных, хоть и хорошо одетых немок, красиво принаряженных полек (многие с детскими колясками), развязных темнокожих французов, россияне с чувством выполненного долга вернулись в Москву.

Перед отъездом в аэропорт уссурийцы прошлись по залитой солнцем (в отличие от пасмурного Амстердама и ветреного Дрездена) Красной площади, радуясь скорому возвращению на Дальний, но близкий и родной Восток.

Ольга ЛЕОНТЬЕВА.